на главную
биографиясочинениядискографиясобытияаудио видеотекстыгалерея
English
Русский
высказывания и цитаты о композиторе


автографФарадж Караев – один из самых интересных композиторов своего поколения. Прекрасно владея всеми приемами современного композиторского письма, он индивидуально ярко соединяет их с широко понимаемой национальной традицией. Его музыка всегда хорошо выстроена и отточена в своих деталях, но изящество и тонкость письма у Ф.Караева органично сочетаются с экспрессивной наполненностью музыкальной ткани и нестандартностью концепции целого

Эдисон Денисов




Фарадж Караев – неутомимый искатель. Он любит эксперимент, стремится к новому в трактовке звука, тембра и к интересным совмещениям привычного и непривычного. Разумеется, всё это может приобретать ценность только тогда, когда дерзает талант. А он у Караева есть.

Роман Леденёв (1985)




Фарадж Караев – композитор яркого и остро индивидуального дарования. В сложной мозаике его творческих интересов и свершений можно выделить главную линию – поиск новых решений инструментальных (прежде всего оркестровых) жанров и форм, поиск новой инструментальной «фонемы», нового времяизмерения в музыке. Всё это сочетается со своеобразным преломлением национальной музыкальной традиции.

Всеволод Задерацкий (1985)




Фарадж Караев – композитор оригинального театрального дарования. С помощью ассоциативности, вызываемой не литературной программой, а стилевыми аллюзиями, цитатами, иногда и включением «конкретной музыки», а главное – благодаря целенаправленной драматургии он добивается удивительной «зримости» своих концертных произведений. И это не «представляемая музыка», а психологическое искусство, в котором визуальный компонент дан крупным планом.

Валентина Холопова (1985)




… по своей сути он – из реформаторов. Музыка его – поразительно независима от внешних примет окружающей жизни; она глубоко личностна, бескомпромиссна, мастерски безупречна, высоковольтно настроена на всю мировую культуру. Но при этом «зов крови» вдруг дает о себе знать в таких крутых виражах памяти, что диву даешься: как сильно в человеке-творце врожденно национальное, какие глубины его внутреннего мира оказываются под микроскопом его же собственного творчества! Истинный сын своего отца, Ф. Караев никогда не поступался правдой искусства, а ведь у него могла бы быть такая спокойная и «обкатанная» по привычным рельсам жизнь. Постоянно ломая традиции, устремляясь к новому, он иногда даже лишался доверия слушателей. Но свернуть с избранного пути было для него труднее, чем вовсе отказаться от творчества…

Франгиз Али-заде
«Советская Музыка» №7 1987 год




Фарадж Караев – самый яркий представитель эстетики поставангарда в отечественной музыке; его концептуальные замыслы всегда неожиданны, глубоки по содержанию, музыкальны, выразительны и волнуют душу. Этому художнику XXI века присущи яркий композиторский талант и уникальная эрудиция.

Галина Григорьева (2009)




Творчество Фараджа Караева,опирающееся на две культурные традиции – восточную (азербайджанскую) и западную (европейскую), – представляет собой совершенно особый художественный организм. С одной стороны, эта музыка абсолютно европейская – технологичная, чётко структурированная, композиционно безупречно выстроенная и семантически многоплановая. С другой, в ней есть и то, что неизменно ассоциируется с восточным – статика, бесконтрастность, импровизационность изложения и  развёртывания.

Благодаря такому синтезу, в произведениях Фараджа Караева вместо привычного столкновения различных тем, фактур и структур главенствующей становится необходимость сосуществования, гибкого сопоставления разнородных образов и явлений. Так возникает самобытный, ни на кого не похожий караевский композиционный язык, в контексте которого воплощаются оригинальные музыкальные идеи и концепции.

Александр Соколов (2011)




Фарадж Караев — художник невероятной творческой свободы. Никаких мировоззренческих ограничений, национальных в том числе. Только самодвижение мировой музыкальной культуры во всём разнообразии жанров, стилей, тембров, только звукопись, внутри которой Музыкант пытается расслышать собственную интонацию.

Мы по инерции говорим «немецкий композитор», «норвежский композитор» — писатель, художник, кинематографист — хотя подобные определения сегодня не более чем условная метка в Музее культуры. У Фараджа Караева, как у каждого большого художника, есть свой «топос», хотя он и сам не возьмётся точно определить что это — место, где родился, где живёшь, люди, родные, близкие, национальная культура, воспоминания; только музыка или не только музыка, только музыкально-облагороженные или и бытовые звуки, в каких пропорциях, когда и что перевешивает, что каждый день прибавляется, что каждый день отмирает…

Разгадать большого Художника невозможно. Есть только несколько обязательных критериев: Профессионализм, Талант, Эрудиция, Вкус, включая чувство целого и чувство детали.

Фарадж Караев, несомненно, этими качествами обладает.

Рахман Бадалов




Лирика — «выражение эмоций <…> наиболее субъективный жанр, в котором раскрываются личные переживания автора» [3, с. 396], — область неизбывного самовыражения художника, его Я, нередко сопоставляемого с не-Я. Лирическое начало, как и прежде, может охватывать все жанровое пространство произведения, но может быть его составной частью. В качестве примера можем сослаться на музыку Ф. Караева — «Cancion de Cuna» (Колыбельная песня) на слова Г. Лорки. Посвященная друзьям композитора, эта пьеса для сопрано и инструментального ансамбля носит личностно-исповедальный характер («…И я уйду на раннюю звезду»).
Наталья Гуляницкая
Музыкальный жанр — явление историческое?
Ученые записки Российской академии музыки имени Гнесиных.
2015 №1 (12), стр.5




…Патриция Копачинская исполнила Траурный концерт Хартмана в позиции безусловного лидера. Ее ураганная энергетика превратила сочинение 1939 г., пронизанное самыми мрачными предчувствиями, в воображаемый экспрессионистский фильм, где Патриция исполнила все возможные роли — от растерянной девчушки, наигрывающей в начале простенькую тему, до зримого воплощения отчаявшейся толпы.
(…)
В ноябре Юровский и Копачинская вместе исполнят в Москве на фестивале «Другое пространство» Скрипичный концерт Фараджа Караева и, кажется, дуэт единомышленников нам гарантирован.

Наталия Сурнина
«Чем интересен Зальцбургский музыкальный фестиваль»
ВЕДОМОСТИ, 01.09.2018
Полный текст статьи…




Всепоглощающая ирония Кагеля оказалась заразительной. Его полиглоссия и рождённые ею принципы инструментального театра оказались источником вдохновения для новых «иронистов», таких как Фарадж Караев, например. Объясняя воздействие инструментального театра, он писал, что созданный Кагелем инструментальный театр тесно связан с «потребностью в провокации», которая признаётся «целебной».

Татьяна Цареградская
Маурисио Кагель: ирония интеллектуального жеста //
Цареградская Т. Музыкальный жест в пространстве современной композиции
М.: Композитор, 2018. С. 248





Стенгазета
22.03.2019 | ИНТЕРВЬЮ / МУЗЫКА

Антон ДУБИН
— А Фарадж Караев, недавнему юбилею которого «Студия новой музыки» посвятила концерт в Рахманиновском зале?

Владимир ТАРНОПОЛЬСКИЙ
— Он стоит совершенно особняком! Фарадж Караев — элегантнейший европеец, он замечательно владеет всеми современными техниками. У него блестящая классическая школа, и новейшие техники у него являются продуктом естественного роста классических. У Фараджа замечательный слух и прекрасный вкус! Он чрезвычайно строг к себе, к выбору музыкального материала, к методу работы с ним. В то же время в его сочинениях едва заметно проступает и «Восток». Его музыка всегда чувственно-красива, но никогда не переходит в чувствительность, ему каким-то образом удается работать на грани сентиментального и как бы отчужденного. В его музыке нередко встречаются тончайшие аллюзии на «прекрасное былое», но это не нарративные цитаты, а тонко инкрустированные кристаллы, заставляющие нас услышать знакомое совершенно по-новому. Для меня его Скрипичный концерт, недавно прозвучавший в Москве, — одно из лучших произведений этого жанра за последние полвека!

полный текст интервью…





М.С. Высоцкая
ПОВТОРЕНИЕ И РАЗЛИЧИЕ: К ТЕОРИИ РЕПЕТИТИВНОСТИ
Цит. по Музыкальная наука в контексте культуры: к 75-летию Российской академии музыки имени Гнесиных. Сб. по материалам Международной научной конференции, 30 октября — 2 ноября 2018 г.
(…)
Стратегия опусных вариаций характеризует творчество Ф.Караева: в наследии композитора есть своего рода мета-цикл – четырнадцать опусов для различных инструментальных составов, объединённых названием «Постлюдия» и представляющих собой транскрипции фортепианного оригинала (1990–2015), шесть версий имеет композиция «…"Monsieur BeeLine" — eccentric», три — Камерный концерт, причём в двух последних случаях вместе со сменой тембрового облика сочинение частично или полностью меняет и своё название [1].
(…)

[1] Версии «…"Monsieur Bee Line" – eccentric» для фортепиано (1997):
«Вы всё ещё живы, господин Министр?!» для скрипки (2000)
«Вы всё ещё живы, господин Министр??!!» для ансамбля (2001)
«"Monsieur Bee Line" – eccentric, или Вы всё ещё живы, господин Министр???!!!» для флейты и фортепиано (2003)
«"Monsieur Bee Line" – eccentric, или Вы всё ещё живы, господин Министр???!!!» для флейты, бас-кларнета и фортепиано (2005)
«Der Herr Botschafter ist bereits nach Jaffa abgereist» для инструментального ансамбля (2014)

Версии Камерного концерта для пяти инструменталистов (1988):
«...аlla "Nostalgia"» памяти А. Тарковского, Камерный концерт для восьми инструменталистов (1989)
«Vingt ans après – nostalgie…», концерт для оркестра(2009)





Два «Пьеро»
Ансамбль солистов «Студия новой музыки» Московской консерватории в концерте «Лунный Пьеро 2.0», приуроченном к 25-летию коллектива, исполнил фрагменты знаменитого сочинения Арнольда Шёнберга и неизвестного московской публике вокального цикла Макса Ковальски.
(…)
Оптимизм в отношении будущности «Лунного Пьеро» Шёнберга не подвергается сомнению — одно из наиболее исполняемых сочинений композитора, ор.21 обладает потенциалом недописанного романа. Список его версий совсем недавно пополнился транскрипцией для большого симфонического оркестра, выполненной Фараджем Караевым и принятой в каталог венского издательства Universal Edition.
М. Высоцкая
Музыкальная жизнь №11 (1192) Ноябрь 2018




Здесь поле битвы — душа
(…) Время покажет, разделит ли «Влюбленный дьявол» судьбу таких додекафонных опер, как «Карл V» Э. Кшенека, «Лулу» А. Берга, «Узник» Л. Даллапикколы, «От сегодня до завтра» и «Моисей и Аарон» А. Шёнберга,«Солдаты» Б.-А. Циммермана, «Путешествие к любви» Ф. Караева, «Мистерия Апостола Павла» Н. Каретникова…
(…)
М. Высоцкая
Музыкальная жизнь №2 (1195) Февраль 2019




Романтик, считающий себя реалистом
Интервью с талантливейшим отечественным дирижером Фуадом Ибрагимовым
(…)
— В конце октября этого года в Рахманиновском зале Московской консерватории состоялось ваше выступление с Ансамблем солистов азербайджанского государственного симфонического оркестра им. У. Гаджибейли.
— Это был заключительный концерт совместного проекта Министерства культуры Азербайджана и Московской консерватории, «Азербайджанские исполнители в камерных залах Московской консерватории», инициатором и куратором которого являлся профессор Фарадж Караевич Караев. Меня чрезвычайно обогащала каждая встреча с таким большим музыкантом, как Фарадж Караевич. Начиная от обсуждения программы, различных профессиональных аспектов, заканчивая человеческим общением, всегда открывалось что-то новое, важное. Хорошо помню, как он предложил исполнить Первую симфонию А. Шнитке. Посмотрев партитуру, я был абсолютно уверен, что нужно отклонить эту затею. Но отказывать Фараджу Караевичу очень не хотелось, я знал, что за этой задумкой стоит определенное понимание, и, несмотря на свой страх, просто доверился его опыту, интуиции.
— Фарадж Караевич не ошибся, включив исполнение в концертную программу проекта «Zamanla üz-üzə». Это было мастерское прочтение гигантской, сложнейшей партитуры. Вам удалось искусно «смонтировать» грандиозную конструкцию, выдержав баланс всех ее составляющих, уверенно повести за собой и оркестр и завороженную публику.
(…)
→ полный текст интервью…




О ПОСТЛЮДИЯХ:

1.
Анна Амрахова: Фарадж Караев. У него это вошло в систему уже. Он не боится и открыто провозглашает: Постлюдия №1, Постлюдия №2. Кирилл Уманский: Но тут есть момент какой-то позиции.
Полный текст

2.
Одно время сочинять «постлюдии» было, можно сказать, модно: только Фарадж Караев к 2015 году написал их около дюжины (и, не исключено, повлиял этим на всех остальных).
Антон Светличный
Буклет Камерного Фестиваля 'Пять вечеров' Москва, 8-11,13 декабря 2020 >






14 февраля 2020 года ушел из жизни Рейнберт де Леу — голландский пианист, дирижер и композитор. Практически все творчество де Леу было связано с новой музыкой. Свои штрихи к портрету маэстро добавили Фарадж Караев, Михаил Турпанов, Илья Овчинников, Александр Вустин, Андрей Гугнин и Евгений Громов.


Илья Овчинников

Встретиться с Рейнбертом де Леу мне посчастливилось благодаря Фараджу Караеву. В 2011 году при его решающем участии был возрожден и трижды прошел Фестиваль современной музыки имени Кара Караева в Баку. В 2013 году главным гостем фестиваля стал «Шёнберг-ансамбль» (он же — Asko|Schönberg после объединения с ансамблем Asko) с его основателем и бессменным руководителем Рейнбертом де Леу. Безо всякой скидки на неподготовленность бакинской публики, музыканты представили бескомпромиссную программу из сочинений Исана Юна, Сальваторе Шаррино, Луи Андриссена и Джона Адамса. Еще одна была подготовлена в подарок Фараджу Караеву и состояла только из его произведений.


Александр Вустин

С Рейнбертом де Леу я встретился в феврале 1992 (…). Он возглавлял знаменитый «Шёнберг-ансамбль», который сделал годом раньше заказы для этого концерта, посвященного памяти Александра Скрябина, двум композиторам из СССР — Фараджу Караеву и мне. Фарадж блестяще инструментовал для ансамбля Десятую сонату Скрябина, я написал «Музыку для десяти» (…).

(…) Концерт прошел изумительно. Чудесно прошла скрябинская соната в аранжировке Фараджа.

Полный текст…



Фуад Ибрагимов

Фрагмент интервью в журнале Mədəniyyət/Culture №2 2020 (с.33)…



    написать Ф.Караеву       написать вебмастеру