на главную
биографиясочинениядискографиясобытияаудио видеотекстыгалерея
English
Русский

TRISTESSA I (Прощальная симфония)
для камерного оркестра

Отцу. Учителю. Другу.

1982   34'

премьера – камерный оркестр оперной студии азербайджанской государственной консерватории им. уз.гаджибекова
дирижер рауф абдуллаев
большой зал агк, баку, азербайджан. 07.02.83.

    издание на LP
    издание на CD
    видеозапись
 



Для прослушивания аудио необходим Flash Player

азербайджанский государственный академический симфонический оркестр
им. уз.гаджибекова, дирижер рауф абдуллаев. мелодия С10 28337 002, мелодия MEL CD 10 01023





 

Произведение предваряет посвящение и подзаголовок «Прощальная симфония». По аналогии с симфонией гениального классика, в Tristessa I музыканты про ходу исполнения покидают сцену.

Основу композиции составляют три фортепианные прелюдии «отца, учителя и друга» – Кара Караева. В начале дирижёр исполняет Прелюдию соль диез минор, и оркестр мягко подключается к фортепианному соло. Музыкальный материал Прелюдии органично переплетается с неторопливым, словно замедленным оркестровым развитием. Звучащая в середине более контрастная Прелюдия ля мажор, прерывается сонорным напластованием струнных, и музицирующий дирижёр, в конце концов, будто бы изгоняется оркестром. Своеобразие музыкальной драматургии создаёт большие возможности для парадоксальных соотношений и пропорциональностей: тематизма цитируемых прелюдий и атематизма оркестровых голосов, медитативности и импульсивности, протяжённой линеарности и внезапного обрыва, лирики и потрясения, театра инструментального и привычного, звуков живых и звуков механических. Последнее вообще становится едва ли не главным в концепции Tristessа I. Когда затихают звуки музыки, когда последний из оркестрантов покидает сцену, когда замирает зрительный зал, когда дирижёр сидит на пустой сцене, готовый к игре, и его руки уже лежат на клавиатуре, в тишине снова слышится караевская прелюдия: Прелюдия до диез минор. Только доносящаяся откуда-то из динамика. Как старая, заезженная пластинка на старом, заезженном проигрывателе. Что это? То, что искусство – закон природы, как живой, так и механической? Или же: да, всё когда-нибудь повторится, всё когда-нибудь воспроизведётся, вот так, вот точно так?

 

(из аннотации Р.Фархадова к авторскому компакт-диску ФК)




 

В Прощальной симфонии – TRISTESSA I – все линии художественного мышления композитора нашли ярко выраженное претворение: склонность к психологической сосредоточенности музыкального процесса и стереоскопичность жанра, содержательный характер лирики и драматургия сопоставлений различных состояний.

Симфония предваряется посвящением «Отцу. Учителю. Другу». В музыкальную ткань произведения органично вписываются три фортепианные прелюдии Кара Караева. Две первые живут одной жизнью с оркестром. Прелюдия gis moll словно растворяется в «тихих» интонациях и неметрированно-протяженных звуках медитации. И тем сильнее потрясение от эмоциональной ауры Прелюдии A dur. Это импульсивная энергия «стенаний» струнных и неумолимое в своей предрешенности фатальное «шествие» струнных.

Под подобный «сюжет» можно подвести множество стандартных смысловых оппозиций: жизнь и смерть, космическая гармония, воспринимаемая как изначальная нерасчлененность внутреннего и внешнего бытия – и диссонирующий конфликт индивидуума с безличным жизненным процессом. Но конец «драмы» выводит музыкальную концепцию на новый уровень обобщения, привнося в ее смысловое поле еще один семантический «призвук». Когда постепенно истаивают оркестровые тембры, из динамика звучит намеренно искаженная магнитофонной записью караевская прелюдия cis moll. Этот, казалось бы, сугубо технический прием высвечивает традиционный для человеческой культуры мотив Учителя и его Слова, извечный мотив человеческого общения и понимания. Ведь диалог сознаний – механизм всей духовной культуры. Но как часто несостоявшийся диалог оборачивается то кажущимся пониманием, то полным непониманием. И не в этой ли утрате контекста – опасность забвения жизненных основ культуры, опасность, столь заметная в ХХ веке, без труда тиражирующем шедевры человеческой мысли?

Конечно же, подобная интерпретация Tristess’ы – не единственно возможная. Как справедливо отмечал выдающийся русский филолог и философ языка А.Потебня, «сила произведения не в том, что разумел под ним автор, а в том, как оно действует на читателя или зрителя – следовательно, в неисчерпаемо возможном его содержании».

Силу воздействия произведений Ф.Караева питает сам способ организации музыкальной ткани, где смысл кристаллизуется в композиционных формулах, а сама музыкальная композиция послушно следует законам человеческого мышления и миропонимания.

 

Анна Амрахова
Аннотация к пластинке С10 28338 002
«Мелодия», 1989 г.




ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
Размышление о вечерах музыки Кара Караева


Несколько слов о Прощальной симфонии Фараджа Караева. Задуманная как своеобразное музыкально-театрализованное действо, она заключала второй караевский концерт. Драматургическую основу произведения составляют три фортепианные прелюдии Кара Караева. Первый и второй раз прелюдии исполняет дирижер Рауф Абдуллаев, демонстрируя, кстати, блестящие пианистические данные, третий раз звучит магнитофонная запись. К этому времени на сцене уже никого нет, последними ушли альтисты, и аккорды продолжающей звучать музыки как бы навевают мысль о том, что жизнь продолжается, хотя кого-то с нами уже нет. Я, видимо, несколько огрубляю замысел, и хотя постепенный уход музыкантов со сцены перекликается с Прощальной симфонией Гайдна, важно, мне кажется, то, что замысел композитора в конечном итоге достигает цели, и музыка оказывает сильное эмоциональное воздействие на слушателей, создает какое-то печально-прощальное состояние зала.
 

Рустам Ибрагимбеков
«Музыкальная жизнь» №10 1983.




ЛИЦОМ К СОВРЕМЕННОЙ МУЗЫКЕ
 

Важным этапом поисков оправданных музыкально-сценических средств воздействия на слушателя стала премьера Прощальной Симфонии Ф.Караева «Tristessa I.» на концерте, посвященном памяти Кара Абульфазовича Караева (февраль 1983 года). Программу этого произведения очень приблизительно можно трактовать как полное глубокой печали прощание с Мастером. В музыкальную ткань симфонии органично «вписываются» три фортепианные прелюдии К. Караева (дважды их исполняет дирижер Р.Абдуллаев). Это как бы этапы философского осмысления композиторского творчества. Первая прелюдия словно растворяется в звуковой материи, вторая – прерывается яростным наступлением разбушевавшейся стихии (струнные). Но и возникший эмоциональный всплеск сходит на нет под звуки траурного «шествия» духовых, тихого, но страшного в своей непоколебимой и фатальной предрешенности. Музыканты расходятся. На сцене один дирижер. Вновь звучит караевская прелюдия, но уже намеренно искаженная магнитофонной записью.

Думается, что то сильное впечатление, которое испытали слушатели от новой симфонии Ф.Караева, в какой-то степени было обусловлено тем, что они воспринимали сочинение не только слухом, но и визуально. И постепенный уход оркестрантов со сцены (который имеет совершенно иную семантическую наполненность, нежели у Гайдна), и неподвижность дирижера, оставшегося наедине с молчащим роялем, – все зрелищные этапы разыгрываемой «драмы» значительно повысили эмоциональный тонус восприятия симфонии.

 

Анна Амрахова
«Советская музыка»
    написать Ф.Караеву       написать вебмастеру